16a13b01     

Рощин Валерий - Масштабная Операция



ВАЛЕРИЙ РОЩИН
МАСШТАБНАЯ ОПЕРАЦИЯ
Аннотация
Нет врага страшнее предателя. Потому что предатель всегда стреляет в спину... Отправляясь на секретную боевую операцию в логово чеченских боевиков, командир отряда спецназа капитан Станислав Торбин по прозвищу Гроссмейстер не подозревал, что за спиной у него затаился оборотень.

И он уже выдал бандитам не только цель операции, но даже маршрут отряда. Недаром на этом маршруте бесследно исчезли две боевые группы. Но спецназ потому и спецназ, что никогда не отступает и не сдается.

И хотя бойцы его гибнут один за другим, а шансов вернуться живыми становится все меньше, Гроссмейстер решает любой ценой довести операцию до конца. Ведь теперь он точно знает — кто предатель...
Часть первая
Операция «Вердикт»
— Ну, вот и браткии… — протяжно вздохнул Сергей Шипилло, снимая кепку и подходя к ровному ряду чемто похожих друг на друга могил.
Он провел широкой ладонью по коротко подстриженным, с проседью на висках, волосам. И без того суровое выражение лица стало еще строже. Темные глаза слегка заблестели, четко обозначились желваки на скулах…
— Куда ж им теперь отсюда деться!? — то ли возразил, то ли подтвердил мрачную истину Александр Воронцов — на вид самый молодой из пришедшей на Серафимовское мемориальное кладбище троицы.
Протиснувшись между седым снайпером и своим одногодком — капитаном Торбиным, непоседливый и шустрый по натуре Сашка продолжал стрелять по сторонам озорными черными глазищами и, казалось, вотвот готов был выдать очередной фортель. Однако траурная тишина скорбного места обязывала воздерживаться от праздных выходок и соблюдать благопристойность.
— Растет рядок… — продолжал тем временем кивать в такт словам прапорщик — старший из приятелей по возрасту, но младший по званию, — складывают головушки наши друзья и конца этому процессу, ядренбатон, не видать…
— Что поделаешь — мы сами выбрали профессию, — с несвойственной серьезностью отвечал Воронцов, прозванный в отряде Циркачом.
Ныне вряд ли ктото из спецназовцев мог точно припомнить, в честь каких именно заслуг Александр обрел данное прозвище — за веселый взбалмошный нрав, или за те неожиданные выходки, вытворяемые им чуть ли не ежедневно, или же за виртуозное, мастерское владение любыми видами холодного оружия. Одно лишь можно было утверждать без опаски ошибиться: прозвище в большой степени соответствовало и его характеру, и облику в целом…
Все трое отправлялись на следующий день в Чечню, сегодня же, согласно давней традиции, приехали на кладбище проститься с погибшими в таких же командировках товарищами. Станислав Торбин достал изза пазухи приличную по объему фляжку и подал Сергею.

Пока тот делал смачный глоток, прикурил сигарету и протянул следом в качестве «фирменной закуски». Снайпер курил редко, но в особенных случаях никогда не отказывался поддержать старинного обычая.
Фляга пошла по кругу…
— Ух, крепок зараза!.. — шумно выдохнул Циркач, но тут же переключился на другое — более подходящее и свойственное его живой фантазии: — господа, у меня родилась гениальная мысль. А не застолбить ли и нам тут местечко?
— Поприятней ничего не мог придумать? Мысль у него родилась… — недовольно пробурчал снайпер Шипилло, — лучше бы ты аборт ей устроил…
— Боишься — ямы не достанется? — впервые подал голос Стас.
— Да нет же!.. Похоронятто все одно здесь, так ведь раскидать могут! Одного тут, другого через две версты… А так хотелось бы и после смерти оставаться вместе, вот как сегодня…
— Через две версты… — передразнил Шип, — у н



Назад