16a13b01     

Росоховатский Игорь - Ценный Груз



Игорь Росоховатский
Ценный груз
1
Траурный язык пламени взвился над крылом самолета. Ян круто завалил
машину набок, пытаясь сбить пламя. Он повел ее в вираже, рванул вверх,
потом - вправо и вниз.
Ничто не помогало.
Ян начал задыхаться от дыма. Пора катапультироваться...
Он медлил. Слезящиеся глаза смотрели на пульт. Как только Ян решался на
парашют, в памяти возникала табличка с двумя буквами: "С-Л".
"Ценный груз", - мимоходом сказал бригадир, руководивший погрузкой. Он
даже пытался объяснить, для чего предназначены эти ультрацентрифуги типа
"Л". Ян понял только, что они необходимы киевским ученым для выделения
какого-то вещества из разрушенных клеток. Потом его будут изучать. "Ну что
ж, у каждого - свои дела", - подумал тогда Ян.
Он плохо понял слова бригадира, зато хорошо запомнил его озабоченное
лицо, быстроту и осторожность движений. Когда груз ударялся об автокар или
трап, у бригадира подергивалась щека и морщилось лицо, будто ему наступили
на мозоль. Он несколько раз перепроверил тугую натяжку канатов.
Пламя подбиралось ближе. Могут взорваться баки. Тогда - конец. Ян
ощущал лямки парашюта на груди, не касаясь их рукой. Но, не оборачиваясь,
он видел табличку "С-Л". И еще - лицо бригадира... Почему он так
волновался?
Зденка сейчас, наверное, еще спит. Потом пойдет в школу. У нее сегодня
первый и третий уроки. Между ними - "окно". Зденка будет проверять тетради
и думать о своем муже. Отец выйдет в сад. Ему запретили работать. Больные
почки - врачи разводят руками: ничего не поделаешь, новых еще не научились
делать. Старик не должен пить спиртного, есть острого, подымать тяжести,
волноваться. А сегодня он узнает о несчастье с сыном...
Нечем дышать. Судорожным движением Ян рванул молнию на вороте и
расстегнул лямки креплений парашюта. Самолет взмыл вверх, клюнул, пошел
вниз, выровнялся... Курс оставался прежним.
А снизу, с земли, мальчишки с восхищением следили за самолетом.
- Маневры! Вот выкомаривает! - кричал один.
- Высший пилотаж! - восторженно вторил другой.
2
Дежурная сестра смотрит в окно. Там сквозь расщелину в камне пробился к
свету тонкий бледный росток. Он покачивается в такт дуновения ветра.
Сестра слышит хрипение Яна. Знает: он обречен. Легкие, отравленные
дымом, вышли из строя. Пришлось удалить их. На аппаратах - искусственных
легких - он долго не протянет. Почки не справляются с выводом токсин. Пока
врачам удается спасти от отравления мозг. Надолго ли?
О пересадке пострадавшему чужих легких нечего и думать. Механизм
несовместимости... Вот если бы можно было создать, синтезировать. Легкие,
лоскуты кожи... То, что природа создавала тысячи лет, медленно пробуя и
отбрасывая испорченные заготовки, проводя наудачу миллиарды опытов, иногда
обнаруживая дефект через сотни поколений, имея в своем распоряжении
бесконечное число разновидностей и неограниченное время. Люди уже знают,
как это делает природа. Они разгадали шифр наследственности. Люди уже
пробуют подражать природе и в институтах синтеза клетки и генной инженерии
создают из неживого белок, ткани. Но целых органов им пока не создать.
Проходят только первые эксперименты...
Больной открывает мутные глаза.
- Не могу, больше не могу, - с хрипением и бульканием доносятся слова.
- Скорей бы конец. Оставьте меня, сестра. Нет сил терпеть...
Сестра вытирает пот со лба Яна. Ее губы шевелятся. Она шепчет нежные,
ласковые слова - слова утешения. Они не могут помочь. И все же она шепчет
их. Сестра знает, что ему уже ничто не по



Назад