16a13b01     

Росоховатский Игорь - Электронный Судья



Игорь Росоховатский
Электронный судья
Маленький беспокойный человек с выразительным лицом - Брайтон Мэйн -
был непохож на всех остальных, чьи лица неподвижны и словно присыпаны
пылью, как части старых ржавых машин. (Кажется, что, когда они улыбнутся,
раздастся визг и скрежет).
В его теплых серых глазах всегда мерцал вопрос, десятки вопросов,
делающих детей взрослыми и придающие взрослым детскую чистоту и
непосредственность.
Мне очень хотелось верить ему, несмотря ни на что. Но факты были против
него - стена неумолимых фактов.
Как признался один из членов тайной организации, именно этому человеку
было поручено убить банкира и спасти его конкурентов от разорения. В
назначенный день в 22 часа 42 минуты - это с запозданием установила
полиция - он проник в спальню жертвы и оставался там около девяти минут. В
23 часа секретарь банкира Энгортис пришел к шефу, чтобы показать
телеграмму с биржи, в которой было несколько фамилий и две цифры.
Телеграмма (ее приложили к делу в качестве вещественного доказательства)
означала, что акции конкурентов неудержимо падают. А в числе конкурентов
были и члены организации, пославшей Брайтона Мэйна на убийство.
Энгортис подошел к кровати банкира и тихо сказал:
- Пришло сообщение, которого вы ждали.
Он произнес эту фразу несколько раз, все повышая голос, а хозяин лежал
неподвижно, лицом к стене, натянув одеяло так, что виднелись только волосы
на макушке.
Когда Энгортис решился слегка дернуть за одеяло, он увидел, что голова
банкира почти отделена от туловища.
Секретарь закричал, уронил телеграмму на пол и выбежал из спальни,
сзывая людей.
На суде Брайтон Мэйн отрицал обвинение в убийстве.
- Я шел с намерением убить его, - говорил он тихо. - Но в этот день
моему больному отцу стало лучше. Это было почти чудо, почти воскрешение из
мертвых. И когда я взглянул на того, кого должен был убить, он напомнил
мне чем-то отца. Возраст, желтая кожа, мешки под глазами. Не знаю, что
еще, но в эту минуту он был похож на него... Я вышел из спальни. У выхода
из дома меня задержали. То, что я говорю, наверное, кажется
неубедительным. Но это так...
Его полные губы дрожали. Ему было страшно. Он предвидел приговор суда.
Я наблюдал за присяжными. Только одного из них я знал. Это был
знаменитый конструктор электронных машин, однажды приезжавший в Москву. Он
несколько раз зевнул и отчужденно посмотрел на подсудимого. Конструктор
долго жил в нужде, прежде чем "выбился в люди". Каждое его изобретение
оценивалось владельцами фирм только по выгоде, которую оно могло принести.
Проникновение в природу, изучение непознанного сами по себе ничего не
стоили. Когда изобретатель не мог доказать прибыльности своих изобретений,
их не покупали. И постепенно он сам привык оценивать свои открытия прежде,
чем о них говорить. Он решил испытать свою новую электронную машину на
этом процессе. Во что же он мог оценить настроение подсудимого?
Рядом с ним другой присяжный время от времени что-то записывал в
блокнот. Наверно, какой-нибудь мелкий биржевой или банковский клерк. Он
тоже знает, что такие вещи, как любовь к отцу или настроение, в деловом
мире неуместны. Как видно, он впервые приглашен присяжным и гордится этим.
Слушает напряженно, длинный острый нос словно собирается клюнуть
подсудимого, между тонкими губами иногда появляется кончик розового языка
- от излишнего усердия.
Конечно, суд признал Брайтона Мэйна виновным. Все говорило о том, что
он убийца. Факты были против него. А он ссылался толь



Назад