16a13b01     

Росоховатский Игорь - Принцип Надежности



Игорь РОСОХОВАТСКИЙ
ПРИНЦИП НАДЕЖНОСТИ
Я уже заканчивал доклад, когда из репродукторов прозвучало:
- Срочно! Доктора Буркина вызывает комиссия. Доктора Буркина вызывают в
Город Роботов, Срочно.
Я посмотрел на встревоженные лица товарищей и скороговоркой продолжил:
- Итак, следственная группа, в которую был включен и я, установила:
слесаря Железюка последний раз видели два месяца назад, седьмого марта в
восемнадцать часов пятнадцать минут. Он распрощался у пивной со своим
дружком и сказал: "Домой идти не хочется, жена загрызет". А спустя час его
любимую фуражку защитного цвета обнаружили плывущей по реке. Собранные
следствием факты противоречивы: одни подтверждают версию о самоубийстве,
другие - версию об убийстве. Предстоит...
- Срочно! Доктора Буркина - в Город Роботов. Срочно.
Мне не дали даже закончить фразу. Помощник директора почти стащил меня с
трибуны, поволок по коридору, швырнул в лифт, затем - в кабину автовопа.
Перед глазами замелькали деревья и здания, люди и столбы... Наконец мы
прибыли к воротам Города Роботов. Здесь меня ожидали.
Едва справляясь с раздражением, я как мог вежливее и тише сказал
председателю технической комиссии Николаю Карповичу:
- Неужели я так срочно понадобился, что мне не дали даже закончить
доклад?
- Какой доклад? - вскинул свои белесые бровки Николай Карпович.
- По итогам следствия об исчезновении слесаря Железюка.
- Железюк?
- Ну, этот...- замялся я.- Его все называли Металлоломом.
Железюк был одним из самых бездарных и тупых работников института. В его
характеристике следовало бы написать: полное отсутствие технических знаний,
"глиняные руки", карьеризм. К тому же Железюк отличался высокомерием и
утверждал, будто постиг основы техники. Единственное, что он умел,- это с
невероятной силой закручивать гайки у роботов.
- Он ведь не сможет работать в полную силу,- говорили ему.
- А по-вашему, пусть совсем развинтится и начнет все крушить направо и
налево? - поднимал крик Железюк.- Нет уж, не умничайте, не учите меня
технике. Я самые основы доподлинно знаю: лучше пережать, чем недожать,
лучше затянуть гайку покрепче, тогда и болт не разболтается.
Заметки в стенгазету Железюк подписывал громким псевдонимом - Булатный.
Но все сотрудники между собой называли его Металлоломом. Это прозвище так
прочно пристало, что фамилия начала забываться. И все-таки... Все-таки...
Я укоризненно посмотрел на Николая Карповича и проникновенно заговорил:
- Все-таки он человек, гомо, и в какой-то мере сапиенс... Может быть, его
жизнь оборвалась... Что же, черт возьми, стряслось с вашими роботами, если
из-за них забыли человека?
Теперь стало не по себе Николаю Карповичу. Но отступать он не собирался.
Напустил на себя заговорщицкий вид и спросил:
- Разве вы забыли, что сегодня мы подводим итоги Большого опыта?
- Не забыл,- отмахнулся я.
Это была идея самого Николая Карповича - оставить триста различных
роботов на полгода совершенствоваться без вмешательства человека и
посмотреть, что из этого, выйдет. Полгода для быстродействующих систем -
все равно, что десятилетия для людей...
Я неторопливо смотрел на конструктора, ожидая разъяснений по существу.
Вместо него заговорили наперебой другие члены комиссии:
- Все сложные самопрограммирующиеся роботы исчезли. Остались только
примитивные.
- Но они каким-то непонятным образом совершили изобретения, которые им
явно не по силам.
- Они построили ангары, домны, хотя и с браком, плавят металл, хотя и
низкого качества...
- Они готови



Назад