16a13b01     

Росоховатский Игорь - Сосуд



Игорь Росоховатский
Сосуд
Я не вор. Не ради богатства полез я в эти пещеры. Их обнаружили
досточтимые господа, приезжие ученые, и наняли меня и еще двоих в
помощники. Но помощником я буду завтра, если доживу до восхода. А сегодня
я сам по себе. Пусть досточтимые простят меня - я не возьму лишнего и
ничего здесь не нарушу. Не нанесу ущерба ни им, ни их делу. Упаси аллах!
Если легенда подтвердится и это действительно вход в гробницу царя
царей Айрамеша, то в ней должны храниться большие богатства. Я возьму себе
меньше малого. Ровно столько, чтобы можно было повезти моих ребятишек в
город и показать их лекарю. И еще немного, чтобы хватило на обильную еду
после лечения. А если что-нибудь останется, я отдам мулле - да простит
аллах мои прегрешения!
Сырые каменистые стены давят на меня со всех сторон, тьма тихонько
шелестит, шуршит. Она замыслила против меня недоброе, дала приют
враждебным духам, и они затаились в ней.
Я боюсь их, боюсь камней и тьмы. Но если поверну назад, мои дети умрут.
Болезнь сделала моих ребятишек такими жалкими и тихими, а глаза их -
большими и выразительными. Эти глаза я часто вижу во сне, они говорят со
мной молча, иногда просят, иногда требуют. И тогда я решаюсь на то, против
чего протестует душа.
К моей спине привязаны факелы, которыми можно пробить окна во тьме,
рассеять ее на время, загнать в угол. Но я зажигаю факелы лишь в том
случае, когда пещеры разветвляются. Иначе факелов не хватит.
Лучше бы и вовсе не приходилось пользоваться ими. Я бы привык ко тьме,
как привык ко многому в жизни.
Пещера расширяется. Становится легче дышать. Имеющий ум да
насторожится! Здесь, наверное, выход на поверхность или, скорее всего,
душник. Зачем его пробили?
В гробницах властителей много ловушек, каждая таит смерть для незваного
гостя.
Зажигаю факел. Пламя колеблется - значит, не ошибся, душник есть.
Передо мной возвышается несколько камней. Они похожи на зубы, готовые
стиснуть и раздавить жертву. Но почему эти камни кажутся мне такими
страшными? И почему мои глаза прикованы к одному месту? Не могу отвести
взгляда...
Да, да, вот оно, оказывается, в чем дело... Там, под огромным камнем,
раздавленный человеческий скелет. Блестит череп. Камень упал на человека,
как только он наступил вон на ту плиту. Я тоже наступил на нее, но он был
здесь до меня. Он уже заплатил жизнью, а в эту ловушку может попасться
лишь одна жертва. Удача отметила меня своей печатью. Но сколько ловушек
впереди? Достойнейший царь царей взял с собой на тот свет богатства не для
нищих и не для детей бедняков. Может быть, через минуту и меня настигнет
смерть. Повернуть, пока не поздно! Быстрей!
Я так спешу, что больно ударяюсь плечом о камень. Вспоминаю детей,
становится стыдно. Если вернусь ни с чем, они умрут. Я вижу их, как если
бы они были предо мной. Скажите, разве не удивительно, что мы можем
увидеть тех, кто далеко от нас? Грамотные люди объясняют, почему это
происходит. Я тоже учился немного, но моих знаний хватает только для того,
чтобы удивляться. А для того, чтобы любить своих детей, и вовсе никаких
знаний не надо. Зато, чтобы вылечить их...
Вот и выходит, что дело тут не в любви. Чего стоит моя любовь к детям
без денег, которые необходимы, чтобы их вылечить? Может быть, любовь - это
очень хорошо, но сама по себе она что-то значит только в песнях. А в жизни
к ней всегда требуется много приправ, каждая из которых стоит больше, чем
любовь. Это мне говорили и отец, и мулла, и мать моей жены, и еще
мно



Назад