16a13b01     

Росоховатский Игорь - Таможенный Досмотр



ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ
ТАМОЖЕННЫЙ ДОСМОТР
Контролеры возвращались ни с чем. Глазки индикаторов слепо смотрели с
пульта, - значит, автоматические системы тоже не обнаружили ничего
недозволенного.
Можно было отправлять корабль.
Протянуть руку к зеленой кнопке, нажать ее - и у старшего дежурного
шестого шлюза загорится шаблонная надпись: "Таможенная служба возражений
против отплытия не имеет". Но нажимать на зеленую кнопку не хотелось. Что-то
все время мешало...
Это "что-то" имело вполне определенное, хотя и трудно определяемое
содержание: мимолетный косой взгляд матроса, заговорщицкий жест, какая-нибудь
мелочь в документах...
Но в данном случае ничего такого не было. Контролеры отметили только, что
запас уранового топлива на "Марии-Луизе" вдвое превышает норму.
"Может быть, дело именно в этом, - подумал Георг. - Такой запас легко
оговорить в документах, чтобы сейчас не терять зря времени. Но его не
оговорили. И это путешествие к Байкалу... Зачем оно им понадобилось? Неужто
"полюбоваться красотами"? А если и впрямь это единственная причина?.."
Часы тикали угрожающе. Еще полчаса - и капитан "Марии-Луизы" сможет
пожаловаться главному диспетчеру...
Судно везло из Советского Союза компьютеры, роботов и уголь, необходимый
для изготовления пластмасс - заменителей живых тканей.
Старпом с "Марии-Луизы" стройный, как трость, и безукоризненно вежливый,
выжидательно смотрел на Георга, а Георг старательно отводил глаза и делал вид,
что сверяет документы. Его мясистое лицо с крупными чертами выражало лишь
бюрократическую озабоченность. "Пусть заподозрит, что я жду еще каких-нибудь
сообщений от контролеров, - думал Георг. - А я тем временем присмотрюсь к
нему. Уж очень он торопится, этот морской лис..."
- Как вам понравилась поездка на Байкал? - спросил Георг, стараясь, чтобы
голос звучал почти ласково.
- Красота озера поражает. Я не мог себе представить ничего подобного, -
без запинки зачастил моряк, и Георг понял, что он готовился к этому вопросу.
"Почему? - спросил он себя. - Почему "лис" думал, что его спросят о Байкале?"
Старпом продолжал восхищаться озером, говоря заранее приготовленные фразы.
Вскоре он понял, что собеседник его не слушает, и умолк. Его лицо покраснело
от возмущения, и он прикрыл свои красивые синие глаза веками. Иногда его губы
вздрагивали, выдавая внутреннюю борьбу.
"Он уже должен был бы высказать возмущение, - думал Георг. - Но он
сдерживается. Он достаточно хорошо воспитан, и мне не удастся заставить его
"распахнуться". Ну что ж, придется идти ва-банк!"
Таможенник тяжело поднялся, и старпом удивленно раскрыл глаза. Только
теперь он рассмотрел, насколько грузен и немолод его собеседник.
- Я хотел бы взглянуть, как уложен груз, - сказал Георг, не затрудняя себя
тем, чтобы подыскать фразы повежливее, и пристально посмотрел на старпома.
- Вы сам спускаться в трюм?
- Не возражаете?
- О, что вы! Если желайт, прошу.
Открытая улыбка освещала его молодое энергичное лицо. Синие глаза смотрели
дружелюбно.
Вслед за моряком Георг прошел на корабль. У старпома была стремительная
походка, и таможенник едва поспевал за ним. Моряк отдал несколько распоряжений
и пригласил таможенника к лифту. Они спустились в трюм. Длинный коридор
тянулся между двумя рядами аккуратно поставленных ящиков, на каждом из которых
белела фирменная наклейка - "ГКЗ-7. Сделано в СССР". В ящиках находились блоки
компьютеров. Молчаливые рыцари-роботы "ГКЗ-6" стояли в углублениях коридора -
там, где они закончили погрузк



Назад