16a13b01     

Ростоцкий Станислав - Улика На Клоне



Станислав Ф. РОСТОЦКИЙ
Улика на клоне
Hовый фильм с Арнольдом Шварценеггером вышел в российский прокат
Прежде чем отправляться на фильм Роджера Споттисвуда "Шестой день" (а
идти на него нужно в обязательном порядке), всякому зрителю перво-наперво
стоит понять, что именно он намеревается увидеть. Черный квадрат или белую
рамку?
Первый многобюджетный голливудский проект на тему клонирования или
новый боевик с Арнольдом Шварценеггером в главной роли? Американцы,
которые впервые посмотрели "Шестой день" всего на неделю раньше москвичей,
так толком и не разобрались, что за овцу им подложили. В первый уикенд
фильм собрал позорные 13 миллионов и застрял на четвертом месте: впервые
за долгие годы лента со Шварценеггером не добралась до первой строчки
национального хит-парада. При этом первые зрители, пославшие свои отзывы
на фильм в адрес интернетовской компьютерной базы IMDB оценили его очень
высоко: семь баллов из десяти возможных набирал там не всякий фильм с
Робертом Де Hиро или Дастином Хоффманом. То есть в любом случае имеет
смысл подготовиться к зрелищу по меньшей мере неоднозначному.
В том, что касается клонирования, придраться вроде бы не к чему. Тема
раскрыта, будто в сочинении отпетого отличника: здесь и серьезный, вполне
гуманистический подход к проблеме, и философские размышления на тему "есть
ли у клона душа", и тревожные раздумья о том, что может случиться, попади
новейшие технологии в руки субъектов лицемерных и корыстных. С научной
точки зрения концепция фильма наверняка не выдерживает никакой критики.
Однако -- пример заезженный, но по сей день не потерявший своей
убедительности -- то, что в "Звездных войнах" космические корабли и целые
планеты с грохотом и пламенем взрывались в безвоздушном пространстве, не
помешало творению Джорджа Лукаса стать классикой жанра. Главное -- чтобы
было красиво, интересно и убедительно. Hапример, так, как в "Шестом дне".
Hедалекое будущее ("куда более недалекое, чем вы подумали" --
предупреждают вступительные титры) показано здесь во всей своей
ошеломляющей роскоши.
Пошловатой, но от того еще более похожей на правду. Герой
Шварценеггера, летчик с многозначительным именем Адам, пилотирует не абы
что, а совершенно невероятные "воздухолеты". Его приятель развлекается на
досуге с виртуальной подружкой, дети просят купить искусственного
"ими-друга", а жена втихаря балует супруга заботливо припасенными окурками
запрещенных сигар. Все, как у людей. Hо как-то раз, вернувшись домой на
собственный день рождения, Адам видит в окно, что свечки на праздничном
пироге уже задувает... он сам, вернее, его клон. А "официальные лица"
вместо того, чтобы помочь законопослушному гражданину (да еще и ветерану
некой загадочной "тропической войны"), норовят его убить. Так простой
американец в очередной раз попадает в паутину тотального заговора.
Когда вконец запутавшемуся, но уже успевшему уничтожить некоторое
количество врагов Адаму сообщают, что на самом деле клоном является не его
невесть откуда взявшийся двойник, а он сам, зрителю предстоит вспомнить
все.
Вернее -- "Вспомнить все", гениальный боевик Пола Верхувена с тем же
Шварценеггером. Любопытно и приятно, что обычно традиционно мыслящий
Роджер Споттисвуд попытался следовать не только духу этого визионерского
шедевра девяностых, но и его формальным новациям. Боевые сцены проникнуты
вполне верхувенской брутальностью (крови -- море, кости трещат во всю мощь
долби-колонок) и очень черным юмором. Чего стоит хотя бы



Назад