16a13b01     

Ростовский Андрей - По Законам Волчьей Стаи



АНДРЕЙ РОСТОВСКИЙ
ПО ЗАКОНАМ ВОЛЧЬЕЙ СТАИ
Преступный мир не только жесток, но по-своему и справедлив.
Подлость и беспредел в уголовной среде соседствуют со смелостью и верностью
слову. Два главных героя, два друга, вершат правосудие по своим законам и
понятиям. Их бизнес — возмездие, их жизнь — игра со смертью. Они знают
настоящую цену и жизни, и любви, и дружбе.
КРЕСТОВЫЙ ТУЗ
УТРО БАНДИТА
«Дз-з-з-ын... Дз-з-зын... Дз-ын...»— разрывался телефон.
Феликс с трудом открыл глаза. Часы показывали без четверти девять.
Голова трещала и раскалывалась от выпитой накануне в ночном клубе текилы,
модной нынче кактусовой самогонки мексиканского разлива.
Перевалившись через спящую рядом Веронику, чертыхаясь и проклиная
ранний звонок, а домой Феликс заявился около пяти утра, он поднял трубку
телефона.
— Да! Слушаю! — раздраженно ответил он.
— Все еще спишь, дорогой? — услышал Феликс с другого конца провода
хрипловатый голос. Сон как рукой сняло. — А ведь поди слышал: «Кто рано встает,
тому бог дает»!
—Да нет, уже проснулся. Здоров, Кузьмич. Я весь во внимании.
Хриплый, прокуренный баритон принадлежал Николаю Кузьмичу— старому
«вору в законе», человеку весьма авторитетному и почитаемому в криминальном
мире. Вот уже сорок с лишним лет он носил воровское погоняло Крест. Урки
уважали его, а на сходках, как правило, его слово было основным и решающим.
— Дело есть, Феликс. Телефон у тебя чистый?
— Да. Сто пудов. Недавно пробивал.
— Короче, слушай. Некто Сидоренко Олег Викторович... Да ты его
знаешь, директор фирмы «Гермес Холдинг». Если мне память не изменяет, твои
пацаны его конкурента в прошлом году трусили. Так вот, этот голубчик завис по
межбанковскому кредиту нашим близким семьдесят пять косарей зелеными. Срок
отдачи прошел, а он скулит, что в данный момент пуст, как барабан, что,
дескать, его самого опрокинули на триста штук баксов. По-большому это его
трудности и нам глубоко плевать на них. Срок давно уже истек. И срок после
«последнего китайского» предупреждения тоже... Сегодня он обещался привезти
расчет. Но это он фуфло гонит. Я так думаю — денег у него сейчас нет, — Крест
хмыкнул в трубку. — Что с ним делать — знаешь. Раздербань его по полной
программе. Если капусту сегодня не предоставит, отписывай его хату.
Принадлежащая ему трехкомнатная квартира на Ленинградке, я думаю, потянет
больше его долга...
— А с семьей что прикажешь делать? Слышал я, у него жена да две
дочери.
— Феликс, браток, я же сказал, что все остальное — его проблемы. А
то барыга совсем оборзел! К мусорам он не метнется — рыло у него в пуху по
самые уши. Правда, он лепечет что-то про кредит, под который он загрузился. Что
деньги нам вернет эдак недельки через три. Но мы не благотворительный фонд, так
что лоху не повезло. Ты уж не подведи, братишка, ты у нас человек опытный. Лавэ
разобьем впополаме. Половина тебе и твоей братве, а половина нам на воровское.
По рукам?
— По рукам! Где его зацепить?
— К одиннадцати часам он сам подъедет к метро «Сокол». Там его и
возьмешь под белы рученьки. А что дальше — не мне тебе рассказывать...
— А ты уверен, что он подъедет?
— А куда он с подводной лодки денется? Обложили его, бедолагу, со
всех сторон. Так что будет ровно в одиннадцать как штык. Подъедет на синей
«Вольво». Кстати, ее тоже попытайся для общей кучи отгрести. 0'кей?
— 0'кей!
Повесив трубку, Феликс достал из бара початую бутылку мартини.
Плеснул содержимое в стакан и выпил.
— Бр-рр... кислятина.
Зайдя в ванную комнату, Фел



Назад