16a13b01     

Рубан Александр - Могила Чудес, Или Плач По Уфологии



Александр Рубан
Могила чудес, или плач по уфологии
I
Обычно Маришины блюдца появлялись от одного до пяти раз в неделю - зимой
пореже, летом почаще. Одно из них (как выяснилось, последнее) Леонид видел
своими глазами.
Это случилось в мае прошлого года. В четвертом часу утра над крышей
поликлиники, что напротив квартиры Ивлевых, поднялась небольшая светлая
точка и начала пульсировать, расплываться в стороны веретенцем. Потом
веретенце стало тихонько, будто на ощупь, двигаться, уклоняясь от каких-то
невидимых препятствий. То и дело замирало, затаивалось - вот-вот
погаснет...
Мариша называла это "осваивается".
Она стояла за спиной еще не проснувшегося, но уже заинтригованного
Леонида, прижималась к нему теплой грудью и шепотом - чтобы не разбудить
Петра Леонидовича - рассказывала, что будет дальше.
"Освоившись", веретенце должно как-то вдруг оформиться, отвердеть и
оказаться обыкновенным летающим блюдцем. Они бывают самых разных форм,
цветов и размеров, но ведут себя всегда одинаково: подолгу висят перед
самым балконом Ивлевых, пока Мариша на них налюбуется, и улетают.
Но в тот раз ничего похожего не произошло.
То есть на какое-то неуловимое мгновение веретенце действительно
"оформилось" и "отвердело". И действительно оказалось обыкновенным чайным
блюдцем необыкновенных размеров. Разве что Пантагрюэль мог бы
воспользоваться таким блюдцем, да еще Гулливер в стране великанов мог бы
осваивать в нем современные виды плаванья - комфортно и без риска утонуть.
Но на эти сравнения Леонид набрел гораздо позже, а тогда перед самым его
балконом, зависло обыкновенное чайное блюдце. До нелепости большое и
почему-то перевернутое. Ему показалось даже, будто он видит фабричную
марку на донышке: скрещенные голубые мечи и корону,- но Мариша потом
уверяла, что как раз это ему показалось.
Тем не менее, именно увидев знаменитое саксонское клеймо, Леонид
окончательно проснулся, ощутил босыми ступнями холодный линолеум пола -и
зажмурил глаза, собираясь протереть их кулаками. И - "сморгнул" блюдце.
Мариша ахнула, оттолкнулась от Леонида и кинулась открывать балкон. А
спустя секунду сквозь едва приоткрытую балконную дверь до них донесся
множественный жалобный звон разбитой посуды.
- На счастье,- с машинальной неискренностью сказал Леонид, еще не
осознавая всей глубины своего заблуждения.
2
Когда сокращали инструкторов Шуркинского райкома партии, вопрос о
трудоустройстве бывших функционеров приобрел небывалую дотоле остроту.
Вдруг выяснилось, что предприятиям уже не нужны начальники отделов кадров
с профессиональным партийным стажем и с дипломами университета
марксизма-ленинизма. Правда, у Леонида Ивлева, тридцатипятилетнего
инструктора орготдела, был еще и диплом Усть-Ушайского политеха, но... Вот
именно. Это было так давно.
И все же Леониду Ивлеву удалось найти работу по склонностям. Он был принят
на должность инженера по технике безопасности в стройконтору № 4
Шуркинского управления "Нефтедорстрой" - и привычно стал получать деньги
за то, чтобы по возможности ничего не происходило. Работы было много,
работа была знакомая: бланки, протоколы нарушений, журналы инструктажей,
сводки несчастных случаев на предприятиях родственного профиля,- а
отсутствие грифов "Секретно" и "ДСП" позволяло брать работу на дом.
Несколько огорчал оклад - всего две трети райкомовского,- но это
компенсировалось наконец-то обретенным ощущением собственной нужности и
тем, что почти не приходилось врать. Врать Леонид не любил, хотя и
по



Назад