16a13b01     

Румянцев Вадим - Пять Суток Маразма, Или Мои Мемуары Об Рхи-92



"... Вымысел и неправда столь
тесно переплелись в этом тру-
де, что порой очень сложно
бывает отличить одно от дру-
гого..."
Из рецензии группы не-
зависимых экспертов.
Вадим Румянцев
ПЯТЬ СУТОК МАРАЗМА,
или
МОИ МЕМУАРЫ ОБ РХИ-92.
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
Было очень жарко. В одиннадцать утра солнце светило уже
на всю катушку, и поэтому, приехав на вокзал, я ощутил изряд-
ный кайф от перспективы постоять некоторое время в тени. Одна-
ко мечтам о спокойном и радостном существовании на вокзале не
суждено было сбыться -- почти сразу же по прибытии новый мрач-
ный факт достиг моего затуманенного жарой рассудка. Участников
было подозрительно мало.
Если положение существенно не изменится, рассуждал я, то
мы будем вынуждены проводить с парой десятков человек нечто,
более всего напоминающее послеобеденные забавы в доме для
престарелых. Такая перспектива меня почему-то не привлекала,
но сделать я ничего, естественно, не мог. Оставалось только
ждать. И я дождался. Минут за двадцать до отправки поезда на
вокзале появился молодой человек, которого мне в конце концов
удалось идентифицировать как Брайна (правда, уже после его
исчезновения из поля видимости). Вспомнив немного из того, что
я о нем слышал, а также восстановив собственное впечатление от
более тесного общения с данной личностью, я успокоился. Теперь
я мог быть уверен, что никаких аналогий с домом для престаре-
лых уже не возникнет. Некоторую нотку неуверенности вносили,
правда, заявления Дмитрия на тему того, что Брайн к Игре допу-
щен не будет (нечего, дескать, Гамлетам в такие дела со-
ваться), однако я счел, что, раз появившись, Брайн уже никуда
не исчезнет. И оказался прав...
Поезд отправился, похоже, несколько раньше, чем требова-
лось по расписанию, что, тем не менее, никого особенно не за-
дело. Через некоторое время в тамбуре появился улыбающийся
гном Роман (похоже, он обзывал себя Кори), а еще немного
спустя -- как всегда задумчивый и всем своим видом символизи-
рующий многозначительность Дмитрий. Все, как ни странно, были
в сборе. Почти весь путь до Заходского я провел в увлекатель-
ной беседе с Татьяной и кем-то из эльфов (кажется, Элладаном),
изредка прерывавшейся философскими диспутами с несредиземской
частью пассажиров по поводу целесообразности размещения в про-
ходе рюкзаков, а также наших бренных плотских оболочек. К об-
щему мнению, впрочем, так и не удалось прийти, зато некоторые
особенно веселые пассажиры проявляли любопытное намерение за-
пинать мой рюкзак ногами. Но, подъезжая к Заходскому, я ощутил
первый из цепочки ударов, талантливо спланированных Дмитрием.
Мне было объявлено, что я должен довести до лагеря группу из
семи человек, руководствуясь лишь странным предметом, который
кое-кто называл словом "компас". Людей надо было вести на за-
пад, против чего немедленно запротестовала феанорская часть
моей натуры, но тон Дмитрия был столь непреклонен, а его аргу-
менты -- столь хитроумны, что, волей-неволей, пришлось подчи-
ниться.
Первое из затруднений возникло уже на станции. Я с огром-
ным изумлением обнаружил, что, вместо семи человек, в моей
группе наблюдается девять. Таким образом вставала в полный
рост проблема -- куда девать двух лишних человеческих индиви-
дуумов. Забегая вперед, замечу, что, как я ни старался сокра-
тить численность отряда в пути, все мои попытки потерпели фи-
аско. Я сильно подозреваю, что это произошло из-за наличия
среди вверенной мне части социума некоего Андрея, называвшего
себя неприл



Назад