16a13b01     

Русанов Владислав - Победитель Драконов 2



ВЛАДИСЛАВ РУСАНОВ
ЗАЛОЖНИК УДАЧИ
ПОБЕДИТЕЛЬ ДРАКОНОВ – 2
Аннотация
Рыцарь Годимир герба Косой Крест не привык бегать от опасности. Рубиться с тремя? Да пожалуйста! Он и с большим числом врагов готов схлестнуться насмерть за один благосклонный взгляд прекрасной королевны.

Тем более что от былого невезения не осталось и следа.
Любовь и ненависть, дружба и предательство свились в тугой кровавый клубок во второй книге цикла "Победитель драконов".
Книгу посвящаю моей дочери Анастасии
ГЛАВА ПЕРВАЯ
СТРАННЫЕ ВСТРЕЧИ
Над сожженным обозом вились тонкие дымные змейки. Серо-голубые, почти незаметные в пасмурный день. На высоте полутора сажен легкий ветерок подхватывал их, наклонял прочь от предгорий и развеивал.
— Хорошо, что ветер не на нас, елкина ковырялка, — пробормотал под нос заросший, как леший, мужик с длинным луком в руках. С этим оружием, как, впрочем, и с любым другим, он управлялся на удивление легко и умело. Хотя… Почему «на удивление»?

Прославленный по всему югу Заречья разбойник Ярош по кличке Бирюк не стал бы тем, кем он был, если б не бил из лука в медную монету за полста шагов, не рубился мечом лучше любого стражника да и с голыми руками мог управиться с парой-тройкой купцов.
— С чего бы это? — Его спутник — молодой человек лет двадцати — рассеянно дернул себя за ус, погладил большим пальцем висевшие на боку черные ножны. Он-то выглядел настоящим благородным паном — кольчуга, меч, корд на боку. Светло-русые волосы коротко подстрижены, чтоб не мешали подшлемник надевать.
— Ты слышал, как воняют паленые трупы, пан рыцарь? — едва заметно усмехнулся Ярош, показывая щербатый оскал, поднял руку, намереваясь притронуться к покрытому запекшейся кровью уху, но передумал. К чему теребить незажившие раны?

Мочки уха Бирюк лишился совсем недавно — трех дней не минуло. «Гостеприимные» старик со старухой — Яким и Якуня — оказались на самом деле вероломными убийцами, вздумавшими опоить отравой мимоезжих людей, а потом отдать их живыми, но обездвиженными горным великанам, которые нередко пробавлялись людоедством. Особенно в отрогах Запретных гор.

Старика, по-юношески неутомимо обращавшегося с мясницким ножом, угомонил Годимир — странствующий рыцарь, нынче беседующий с Ярошем. А вот бабку Якуню разбойник сжег вместе с избушкой. Потом оправдывался, будто плошку с горящим маслом случайно уронил со стола. Так все и поверили…
— Ну… — замялся Годимир. — У нас, в Хоробровском королевстве…
— «У нас, в Хоробровском»! — передразнил его Ярош.
— …мертвых не жгут! — твердо закончил рыцарь.
— Ишь ты! «Мертвых не жгут»! Ты ж говорил, мол, воевал с басурманами?
— Воевал.
— И они, я слыхал, частенько вас, словинцев, теребят. Особенно в приграничье. По-над Усожей. Или нет?
— Сейчас уже нет, пожалуй, — подумав, ответил Годимир. — Прикрутили хвост кочевникам в последнем походе. Том самом, где я… Ладно.

Не будем. — Он и впрямь старался пореже вспоминать тот поход, где проявил себя редкостным неудачником и заслужил неодобрение (да что там неодобрение — крепкую нелюбовь) пана Стойгнева герба Ланцюг1. — Да и Бытковское воеводство, откуда я родом, чтоб ты знал, все ж таки не пограничье. Близко.

Да. Но не пограничье.
— Ладно. Проехали. — Ярош прищурился. — Как думаешь, пан рыцарь, кого-нибудь живого оставили?
Годимир пожал плечами:
— Есть только один способ узнать…
— Выйти из лесу и поглядеть?
— Ну.
— Эх, опять ты нукаешь, пан рыцарь…
— Тебе что за дело? Хочу и нукаю.
— Да ладно. Нукай, елкина ковырялка. А выходить, похоже, придется. Так или инач



Назад