16a13b01     

Русанов Владислав - Рассветный Шквал



sf_action Владислав Русанов Рассветный шквал Чужой мир, суровый и загадочный. Овеваемая северными суховеями земля истерзана бесконечными войнами. На ней царят страдания и ненависть, кровавое безумие и ненасытная жажда мести. Ее народы неуклонно катятся к гибели.

Спасти их можно, лишь овладев тайной древнего заклятия.
И вот недоучившийся маг Молчун отправляется в тяжелый поход. А в союзниках у него только любовь и вера.
ru ru Black Jack FB Tools 2005-02-02 http://www.fenzin.org OCR Fenzin C3D28729-8D23-47D6-A0C2-1F4B122A5C62 1.1 v 1.1 — дополнительное форматирование OCR Альдебаран
Горячие ветры Севера. Книга 1. Рассветный шквал Крылов СПб 2004 5-94371-744-7 Владислав Русанов
Рассветный шквал
Автор выражает благодарность
Аномалии за очень полезные замечания и советы,
дочери Анастасии за помощь в работе
и жене Инне за безграничное терпение.
Северный ветер — копейное жало
В горло, сердце, живот.
Воздух дрожит над лужею алой,
В розовых крапинках лед.
Северный ветер — тяжесть копыта,
Черепа, ребер хруст.
Заступ, кайло, желоб да сито,
Солнце на гранях друз. 
Северный ветер — жгучее пламя,
Криком распятый рот.
В клочья кольчуга, под ноги знамя,
Молния, хлыст, полет.
Северный ветер — пляшущий высверк,
Ветра свист у виска.
В крошево зубы, жаркие брызги,
Бездна чернее песка.
Пролог
Утомленный пахарь с трудом распрямил согбенную спину и смахнул с глаз горький пот. От вспоротой шкуры земли исходил терпкий аромат, сшибающий с ног не хуже крепкого пива. Пегая корова, впряженная в соху, горько вздохнула и, растопырив мосластые ноги с широкими, как снегоступы, копытами, принялась пережевывать жвачку, поводя по дальней кромке леса мутно-белесыми глазами.
Слабое, еще не набравшее силу после долгой зимы светило легонько ласкало смоляную черноту пашни, прогревало проплешины не протаявшего в низинках и рытвинах снега. Несмотря на ясную погоду в воздухе ощущался холод, словно виднеющиеся далеко на горизонте ледяные шапки Облачного кряжа отбирали тепло из влажного воздуха только одним своим присутствием.
Селянин присел на корточки и широким ножом с костяной рукояткой принялся счищать чернозем с лемеха.
Набежавший порыв северного ветра заставил его привычно поежиться. Ветер — только и всего, но смутная тревога вынудила человека бросить работу и вскочить на ноги. Что-то было не так…
Тоскливо, словно почувствовав настроение хозяина, замычала корова. Взметнулись в воздух, шумно ударяя иссиня-черными крыльями, трудолюбиво копошившиеся на пашне желтоклювки. Пальцы пахаря, который вдруг понял, что же обеспокоило его, сомкнулись на рукояти кривого ножа.

Прилетевший от искрящихся льдом горных пиков северный ветер был горяч, как самый злой летний суховей. Он нес запах гари, крови и смерти.
Уловив в обжигающем жаре северного ветра предупреждение свыше, пахарь разрезал постромки, поддерживающие упряжь коровы, и наотмашь треснул кормилицу кулаком по костлявой спине. Рябуха снова замычала, жалобно и протяжно.

Словно в ответ ей откуда-то издалека донесся приглушенный звук боевого рога. Высокий и звонкий. Ему ответил другой. Пониже и погрубее.

Потом еще и еще один.
Больше человек не вслушивался, не терял драгоценных мгновений. Сломя голову он мчался наперегонки с пегой коровой к ближайшему леску. Бросив на пашне соху и прочий нехитрый скарб.

Грубые башмаки вязли в раскисшей земле, комья которой липли к подошве, сковывая шаг. Все же они успели нырнуть в прозрачный, не успевший одеться в зеленый наряд, подлесок и затаиться в томительном ожидании.
Смутное время, когда выплеснула



Назад