16a13b01     

Рыбаков Вячеслав - Прощание Славянки С Мечтой



Вячеслав РЫБАКОВ
ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ С МЕЧТОЙ
(траурный марш в двух частях)
Светлой памяти Ивана Антоновича Ефремова,
верившего в возможность
качественно нового будущего.
1. ТИБЕТСКИЙ ОПЫТ в условиях развитого реального коммунизма
Установка Кора Юлла находилась на вершине плоской горы, всего в
километре от Тибетской обсерватории Совета Звездоплавания. Высота в четыре
тысячи метров не позволяла существовать здесь никакой растительности,
кроме привезенных из Чернобыля черновато-зеленых безлистных деревьев с
загнутыми внутрь, к верхушке, ветвями. Светло-желтая трава клонилась под
ветром в долине, а эти обладающие железной упругостью пришельцы чужого
мира стояли совершенно неподвижно.
Неподалеку от девятиметрового памятника Ленину, с изумительной
дерзостью воздвигнутого на этой высоте еще в последние годы Эры
Разобщенного Мира и до сих пор снабженного скрытыми хромкатоптрическими
инверторами, фиксировавшими и отождествлявшими любого, кто хотел бы
надругаться над древней тибетской святыней, возвышалась стальная трубчатая
башня, поддерживающая две ажурные дуги. На них, открытая в небо наклонной
параболой, сверкала огромная спираль сверхдефицитной бериллиевой бронзы.
Рен Боз, скребя пальцами в лохматой голове, с удовлетворением разглядывал
изменения в прежней установке. Сооружение было собрано в невероятно
короткий срок силами добровольцев-энтузиастов из числа приписанного к АХЧ
Академии Пределов Знания спецконтингента, на свой страх и риск
переброшенных сюда Реном Бозом. Энтузиасты, естественно, ожидавшие в
награду зрелище великого опыта, облюбовали для своих палаток пологий склон
к северу от обсерватории, и теперь привольно катящийся с ледников
Джомолунгмы ветер доносил до ученых едва слышные, но отчетливые в великом
молчании гор собачий лай, переливы гармоники и голоса, нестройно, но
задорно выводящие чеканные строфы древней песни: "Эх, ты, Зоя! Зачем
давала стоя начальнику конвоя?.."
Мвен Мас, в чьих руках находились все связи космоса, сидел на
холодном камне напротив физика и, слегка поеживаясь, пытался бездумным,
забористым разговором отвлечь смертельно уставшего гения от напряженных,
но уже тщетных, по кругу идущих раздумий о близящемся эксперименте.
- А вы знаете, что у председателя Мирового Совета под носом шишка? -
закончил он очередную историю, готовый поддержать смех при малейшем
признаке веселости у Рена Боза, но тот, не в силах ни на миг
переключиться, даже не улыбнулся.
- Высшее напряжение тяготения в звезде Э, - проговорил Рен Боз, как
бы ничего не слыша, - при дальнейшей эволюции светила ведет к сильнейшему
разогреву. У него уже нет красной части спектра - несмотря на мощность
гравитационного поля, волны лучей не удлиняются, а укорачиваются. Все
более мощными становятся кванты, наконец, преодолевая переход нуль-поле и
получается зона антипространства - вторая сторона движения материи,
неизвестная у нас на Земле из-за ничтожности наших масштабов.
Со стороны городка энтузиастов донеслись отрывистые команды и
металлическое клацанье, свидетельствовавшие о начале смены караула.
- Сегодня мы создадим эту зону здесь, на Земле, - вдохновенно
проговорил Мвен Мас и успокаивающе положил руку на острое, худое колено
Рена Боза. - На раскрытых сыновних ладонях мы поднесем человечеству
взлелеянный нами в тайне подарок. Мы шагнем в будущее, Рен. Я не люблю
громких слов, но начнется воистину новая эра. Великое братство Кольца,
братство десятков разумных рас, отделенных друг от друга пучинами



Назад