16a13b01     

Рыбас Святослав Юрьевич - Чемпион



Святослав Юрьевич Рыбас
Чемпион
Посвящаю первокласснице Кате
По дороге домой Даня Глухов мучил своих спутников раз говорами об
устройстве жизни.
Между побеленными стволами открывалось море, уходящее в далекое марево.
Ветер играл на тропинке с тенями листьев.
Спутников было трое: Саша Климаниди и братья Хмоленки. Им было уже по
тридцать, и они были старше Дани почти на двенадцать лет, но Даня был их
капитаном.
Он давно боролся с ними, с их упрямыми женами, которые боялись
велосипеда, точно мужья уходили на гулянку, а не на тренировку. Женщины
всегда выискивали возможность помешать Дане: то надо было окучивать
виноградник, то вскапывать огород, то белить хату, то идти на родительское
собрание. Климаниди и Хмоленки пропускали тренировки. Даня жалел их и
ругался.
Ругался он и сейчас, накануне городской командной гонки, и спутникам
нечего было возразить.
- Будем выигрывать? - воскликнул Даня. - Хоть раз надо выиграть, пока
вас не засосало болото!
- Посмотрим, - ответил Климаниди. - Может, выиграем.
- А может, и не выиграем, - отозвались братья. - Зато покатаемся в свое
удовольствие.
Чтобы смягчить их жен, Даня добился в завкоме путевок для детей в
пионерский лагерь на две смены, а для Климаниди и братьев - отпусков в
хорошем месяце - августе.
- Обязаны выиграть! - сказал Даня.
У широкой белой полосы стояли мотоциклы. На шоссе пестрели красные,
синие, оранжевые майки гонщиков. Уже провели жеребьевку личной гонки. Даня
получил пятый номер, у Хмоленок выпали девятнадцатый и двадцать пятый, а
Климаниди угораздило в самый конец. Даня глядел на белую полосу и молчал.
Братья, приподняв велосипеды, раскручивали педали и резко включали тормоза.
- Рощенко, на старт! - кричал судья в мегафон. - Приготовиться
Савицкому!
Перед полосой замер, навалившись грудью на руль, коротко стриженный
курносый Рощенко.
- Рощенко сильный, - сказал Даня.
- Сильный, да не очень, - возразил Юра Хмоленко.
- Через годик ты его сделаешь! - вставил Володя Хмоленко.
- Он бежал с машиной к финишу! - хмурясь, продолжал Даня. - Метров
шестьсот! Он был в команде последний зачетник, у него лопнула трубка. Вы бы
не побежали.
- Опять завелся, - вздохнул Климаниди. - Я семь лет на заводе, а ты
пацан еще.
- Я ваш капитан и тренер! - отрезал Даня.
- Тренер, тренер, - согласился Климаниди.
- Глу-ухов! - протянул судья в мегафон.
Даня выкатился за белую черту, в стопу врезался ремешок туклипса. Он
начал двойное педалирование: правой ногой давил на одну педаль, а левой
тянул вверх вторую.
Перекинул монетку переключателя на мощную передачу и оглянулся. Сзади -
никого. С одной стороны шоссе - свинцово-голубое море, а с другой - желтое
поле подсолнухов.
С холма открылась ложбина, а в ней - гонщик, синее пятно на грифельной
дороге. Даня согнулся, почти распластавшись на раме, а воздух сразу
сгустился.
Гонщик в синей майке, увидев погоню, не стал удирать.
Так и пошли вдвоем. На выходе из ложбины Даня снял руку с руля, взялся
за никелированную монетку на раме, перекинул ее в новое положение, -
изменилась передача, полегчало.
Совсем круто в сторону забрал Даня. Он встал в седле и заработал
"танцовщицей": раскачивается, всем телом давит то на одну педаль, то на
другую. Машина под ним вихляет, руки устают.
Даня далеко ушел от попутчика. Настигал новых, еще двух обогнал, и ему
стало радостно.
Надо было проехать двадцать пять километров, развернуться и
возвращаться к старту. Там был финиш.
Впереди чернел мотоцикл ГАИ. Здесь Даня нагна



Назад