16a13b01     

Рыбас Святослав Юрьевич - Спасение



Святослав Юрьевич Рыбас
Спасение
Никита Бураковский, командир взвода горноспасателей, пошел с женой в
кино. Перед началом фильма зазвонил звонок, и Бураковский кинулся к дверям,
оттолкнув опоздавшего гражданина.
- Никита, ты куда?! - крикнула вслед жена.
Он опомнился и вернулся чуть смущенный. Зрители уже заходили в зал.
Жена смотрела на него удивленно, даже осуждающе.
- Я думал, это тревога, - повинился он. - Уж очень похоже.
Жена взяла его под руку и повела в зал. Она была маленькая, порывистая,
а Бураковский большой и неторопливый.
Впрочем, он понимал, что и Наташа, и вся его жизнь угасают в его
остывающей памяти, потому что он умер. Двенадцатого января в восемнадцать
часов двадцать минут диспетчер шахты "Н-ская" вызвал четвертый
горноспасательный взвод по роду аварии "внезапный выброс" в забое пятого
восточного конвейерного штрека пласта Х8. В восемнадцать тридцать на шахту
прибыли два отделения взвода во главе с командиром взвода. Бураковского с
ними еще нет, он живет и дышит. По диспозиции на шахту вызвали все
подразделения горноспасательного отряда. Бураковскому все еще везет. В
восемнадцать пятьдесят на шахту прибыли четыре отделения оперативного
взвода. Но к девятнадцати часам пятнадцати минутам там было сосредоточено
уже двенадцать отделений и командный состав. Пока спецмашины мчались по
городу, ревя сиренами, Бураковский подремывал, иногда поглядывал в окно на
заснеженную улицу и снова закрывал глаза. Дышит. На шахте к его приезду
сложилась такая обстановка: в забое пятого восточного конвейерного штрека
произошел внезапный выброс угля и газа, которым застигнуто четыре человека;
диспетчером введен в действие план ликвидации аварии; электроэнергия
отключена; вентиляторы главного проветривания работают нормально.
Горноспасателям была поставлена задача: найти пострадавших, помочь им и
разгазировать аварийную выработку.
Бураковский помнит, что все они лежали головой в сторону выхода из
забоя, лицом вниз с включенными светильниками. Самоспасателей при них не
нашли. Должно быть, все произошло очень быстро. Застигнутые внезапным
выбросом люди спасались от обвала и бежали к центральному уклону, пока волна
болотного газа не удушила их. В рудничной атмосфере кислорода было меньше
процента. Бураковский почувствовал, что его дыхательный шланг как будто
сузился, и накачал байпасом из кислородного баллона три дополнительных
глотка. Дыхание восстановилось. Никогда он не сможет привыкнуть спокойно
смотреть на погибших шахтеров...
Но ведь Бураковский уже умер, оставив после себя - что?
На этот вопрос трудно ответить.
Серые фигуры горноспасателей медленно пробирались по заваленному
штреку. Копылов за что-то зацепился и упал лицом в угольную пыль. Он был уже
без сознания, когда Бураковский протащил его на метр вперед. Дыхательный
шланг был вырван у Копылова изо рта. Бураковский сунул ему свой, поддал
кислорода и сильно нажал грушу свистка. Надо было скорее отходить. Он уже
испытывал какую-то тесноту в легких, но продолжал делиться воздухом из
своего респиратора. Потом теснота стала мучительной. Бураковский порывисто
вдохнул шахтного воздуха, огни светильников затуманились и погасли.
И проснулся. Уже весна, за окном довольно светло. Посвистывает синица.
В монастырской келье со сводчатым потолком жарко натоплено, пахнет сухим
мелом. Живой. Живет после реанимации, смотрит, трет ладонью щеки. В окно
видна часть темно-красной кирпичной стены. Бураковский с треском отворяет
форточку и виновато огляд



Назад