16a13b01     

Рыбин Алексей - Фирма (Книга-Игра-Детектив)



Алексей Рыбин
Фирма
Книга-Игра-Детектив. Здесь почти за любым
персонажем можно угадать реальные прообразы
из мира шоу-бизнеса. В магазинах с 15 ноября,
а здесь, в библиотке Мошкова - начиная 8-го ноября 2000.
Пуля медленно вращалась вокруг своей оси. Кусочек металла поблескивал в
лучах солнца, которые косыми линиями перечеркивали комнату от верхнего края
окна до телевизора, стоявшего на полу рядом с дверью в прихожую.
Пуля приближалась к его лицу, и чем ближе она была, тем счастливее он
становился, тем дальше отступала привычная, ставшая частью его существа
тоска, тем стремительнее уменьшался объем страшной, холодной пустоты внутри.
Вся его жизнь была погоней за новыми ощущениями, за чем-то таким, что
могло бы заполнить сосущую и постоянно ноющую каверну в его душе, вакуум,
который он чувствовал внутри себя если не с самого рождения, то с момента
первого осмысленного взгляда на мир.
Он искал это ускользающее нечто в дешевом портвейне, распиваемом в
холодных советских парадных с дружками-одноклассниками, в школьном
драмкружке, на первом курсе ВГИКа, в дорогих ресторанах и самых дешевых
"пролетарских" пивных, в запрещенных видеокассетах и еще более запрещенных
книгах, в тряске, лязге и бензиновой вони своего первого "Москвича".
В дожде, стоявшем серой стеной перед лобовым стеклом машины, в
бездонной, непролазной грязи российских дорог, в избушках, заброшенных в
дикую тайгу, в ликах святых, смотревших на него с икон, которые висели на
стенах этих избушек, он искал то, что могло бы дать ему ощущение Настоящего,
что превратило бы окружающий мир из серого, бедного и тусклого театра
марионеток, каким он привык его видеть, в реальную, живую, сверкающую яркими
красками Вселенную.
Он смотрел на портреты президентов, и они отвечали таинственными
полуулыбками с зеленых, непривычно больших, после рублей, купюр. Улыбки
что-то обещали, но, оказавшись там, куда они звали, он находил все то же
самое - все тот же кукольный театр, только режиссеры иные и нитки, за
которые невидимые актеры дергают марионеток, несколько прочней.
Он смотрел вестерны и снимал проституток, он водил дружбу с отпетыми
уголовниками и видными политиками, по ночам пил с артистами, музыкантами и
художниками, всегда мог занять денег, позвонив по мобильной связи людям,
одни имена которых вызывали у обывателя - в зависимости от его социальной и
политической ориентации - либо благоговейный трепет, либо приступ
немотивированной ненависти, он объездил весь мир, владел движимостью и
недвижимостью, его знало великое множество людей, а он знал еще больше, он
перепробовал все имеющиеся на мировом рынке наркотики, он зарабатывал
деньги, тратил их не считая, жизнь его неслась в бешеном темпе, и он
старался увеличивать скорость, которая и так уже была на пределе возможного,
он бежал, ехал, летел в бесконечном поиске того важного, что помогло бы ему
понять смысл происходящего вокруг.
Однако чем дальше он заходил в своих поисках реальности, чем быстрее
неслась его жизнь, тем отчетливее он понимал, что то далекое, заветное, то,
что, как иногда казалось, находилось в пределах досягаемости, на самом деле
становилось все более недостижимым. Иногда ему мерещилось, что до разгадки
тайны этой картонной, искусственной жизни остался лишь день или даже час
пути, что за первым же поворотом его ожидает то самое важное открытие, к
которому он всегда стремился, но он проходил, проезжал, пролетал этот
поворот, проживал и час, и день, и еще день, и еще год, а ра



Назад