16a13b01     

Рыбин Алексей - Кино С Самого Начала И До Самого Конца



nonf_biography Алексей Рыбин «Кино» с самого начала и до самого конца От издателя.
Настоящая книга представляет собой переработанный и дополненный автором вариант повести «Кино с самого начала», увлекательно рассказывающей о жизни неформальной молодежи в 80-е годы. Основываясь на собственных воспоминаниях, а также воспоминаниях друзей и знакомых, автор (в прошлом — член группы «Кино») приводит массу интересных подробностей личной и творческой биографии группы и Виктора Цоя, зачастую искаженно или некорректно подающихся ныне средствами массовой информации.
1991 ru Saltarello saltarello@inbox.ru Александр Михайлович Клюквин Shaman shaman@graphoman.com FB Tools 2005-02-28 BFE93AF4-9303-435E-9D3E-0AC8D8EFAF33 1.1 Версия 1.1. Вычитка, правка опечаток. Названия заключены в кавычки.

Добавлены примечания (А.Клюквин aka Shaman).
А. Рыбин. «Кино» с самого начала и до самого конца Феникс 2001 5-222-01924-1 «Кино» с самого начала и до самого конца
Глава 1
— Я новую игру придумал, — задумчиво сказал Цой.
— Какую?
— В девчонок камнями кидаться.
— Ты что, совсем озверел? — Олег перевернулся на живот и закрыл глаза.
Цой взял двумя пальцами крохотный камешек размером примерно с семечку и аккуратно пустил его в розовую спину одной из лежащих неподалёку симпатичных девиц. Попадание в правую лопатку было проигнорировано, и Цой стал неторопливо готовиться к следующей атаке.

Игра увлекла его, но не настолько, чтобы встать для розыска подходящих снарядов, и он ограничил зону поиска радиусом вытянутой правой руки, которая стал слепо загребать песок и гальку, придавая ему при этом поразительное сходство с пловцом брассом, если бы не левая рука, которая, впрочем, как и все остальные части тела, оставалась совершенно неподвижной. Олег открыл глаза, и лицо его стало медленно приобретать осмысленное выражение с явным оттенком если не злости, то совершенно отчётливого недовольства, причём, как мне показалось, оно было вызвано не тем, что обидели даму, а скорее той суетой, что вносила шевелящаяся рука Цоя в гармонию скульптурной группы, которую являли собой три наших неподвижных тела.

Цой, со свойственным ему упорством, продолжал своё дело. Нашёл — бросил, нашёл — бросил. Промах. Попал. Попал.

Попал. Промах. Попал. Попадал он не в одну и ту же спину, а попеременно — то в неё, то в спину соседки.
Может быть, в другое время и при других обстоятельствах барышни и поддержали бы эту весёлую забаву и ответили бы Витьке чем-нибудь из своего богатого женского арсенала, но сейчас что-то не пришлось им по вкусу — они резко, как по команде невидимого начальника встали и ушли за пределы досягаемости артиллерии. Олег, чертыхаясь, поднялся и поплёлся за ними.
— Прощения просить пошёл.
— Ну-ну, — это я поддержал беседу в меру своих сил.
— Они сказали, что от вас пахнет, — сообщил Олег, вернувшись к нам.
— А от тебя?
— И от меня.
— Ну так выпей ещё, чтобы пахло вкуснее, может, им это больше понравится.
Трехлитровая банка из-под томатного сока наполовину наполненная сухим вином производства местных умельцев была примерно одинаковой температуры с песком, на котором стояла, но вино в ней ещё не успело (или не могло?) так нагреться, и поэтому Олег выпил не обжигаясь, а видимо почувствовал только приятное тепло. Поставив банку на место, он предложил немедленно окунуться.

Олег, выпив, заметно повеселел и заметил, что вечером непременно помирится с прекрасными дамами. Цой посмотрел на меня, и я увидел в его глазах то, о чём только что подумал сам.
Ничего нет глупей и бездарней, чем приехат



Назад