16a13b01     

Рубина Дина - Двойная Фамилия



Дина Рубина
Двойная фамилия
А в чем, собственно, дело, сказал я ему, чем тебя смущает моя двойная
фамилия?
В конце концов твою я взял, вот она, красуется в паспорте, вполне
благозвучная, - Воздвиженский. Хоть поклоны бей. А? Я говорю - хорошая,
звучная, церковнославянская...
Ты смотри на дорогу, сказал я ему, а то мы в дерево врежемся....
Да, мамина не такая звучная, но понимаешь, меня все-таки мать
воспитывала. Да если хочешь знать, сказал я ему, я б и фамилию Виктора себе
присобачил, только боюсь, что на строчке не поместится. И потом, тройную уже
вряд ли кто запомнит. Особенно в армии, представляешь, как меня из строя
вызывать или на гауптвахту сажать? Так что не переживай, сказал я ему,
вполне прилично: Крюков-Воздвиженский.
Не дуйся, что тебе - тесно? Неуютно?.. Почему - глупо? А
Голенищев-Кутузов, сказал я ему сразу, а Лебедев-Кумач, а Борисов-Мусатов, а
Римский-Корсаков? А Семенов-Тяньшанский, а Мусин-Пушкин? Ну?
Да, я начитался, сказал я ему. Есть такая слабость. Вот именно, не
порок. И даже, как принято считать, - достоинство...
... Ну, конечно, изменился, сказал я ему, мы ж три года не виделись. Я
ж расту, па, сказал я ему, я, в принципе, живу дальше...
И пусть тебя моя двойная фамилия не тревожит. На Западе, знаешь, почти
у каждого человека двойное или даже тройное имя. Почему это тебе плевать на
Запад, поинтересовался я, плевать никуда и ни в кого не следует, па, это
некрасиво. А то плюнешь, сказал я ему, и попадешь ненароком в Эриха Марию
Ремарка, или в Федерико Гарсия Лорку, или в Габриэля Гарсиа Маркеса. Будет
неловко... Запад люблю? Конечно, люблю, па, я все люблю: и Запад, и Восток,
и Юг, и Север.
Я не дер-зю, сказал я ему, я поле-мизи-рую. И потом, у меня ж
переходный возраст еще не кончился, так что не расстраивайся.
Да ты смотри на дорогу, сказал я ему, мы же о столб шмякнемся!
... Ой, не спрашивай, не береди открытую рану. Еле переполз. По алгебре
трояк, по физике - переэкзаменовка. Мать надеется, что за лето ты со мной
подзанимаешься. Думаю, это был решающий момент в пользу моей поездки к тебе.
Ты же знаешь, сказал я ему, она всегда косо смотрела на эти поездки.
По химии тоже трояк, но более жизнеспособный... Знаешь, сказал я ему,
сам удивляюсь, в кого я такой тупой? Все-таки мать - конструктор, баба
толковая, ты у меня вообще: не кот начихал, изобретатель с медалями, три
кило патентов. А я как увижу эти ряды формул, так мне тошно становится, вот
здесь, под ложечкой. Упрусь взглядом в цифры и ничего не хочу понимать.
Организм протестует. Ну почему я должен ползти к этому дурацкому аттестату,
почему?!
По сути дела, сказал я ему, происходит многолетнее насилие над
человеческой личностью... Как - над чьей? Над моей, конечно! Чего ты
смеешься? Это очень серьезно. У меня надорванная психика.
Ну, по литературе, по истории пятерки, конечно, сказал я ему, а что
толку? Недавно доклад сделал, историчка просила: "Отражение истории
Российского государства в полотнах русских художников". Да, ничего вроде
получилось. Бегло, конечно, очень общо, сказал я ему, разве можно такую тему
за полтора часа охватить... Репродукции Виктор дал, это ж его хлеб, у нас
тьма альбомов дома.
Устроили, конечно, из этого мероприятие, согнали три девятых класса,
историчка сидела на задней парте и тихо млела - ей же это засчитывается за
внеклассную работу. А вообще, па, все это чепуха, сказал я ему...
Ни за что! Делать из этого профессию? Быть, как Виктор, каким-нибудь
искусствоведом или литератур



Назад